Размер шрифта
A- A+
Межбуквенное растояние
Цвет сайта
A A A A
Изоображения
Дополнительно

Архив новостей

16.03.2019

Большое откровенное интервью с Данилой Елисеевым опубликовал портал, посвященный индустрии информационных технологий в Беларуси и мире, dev.by

«Я, конечно, не пойду на крутые программистские факультеты». 16-летний Данила Елисеев о своих 8 моделях дешёвого 3D-принтера, инженерах vs программистах и школьной программе

Статья «Я, конечно, не пойду на крутые программистские факультеты» опубликована на портале dev.by 14 марта 2019 года.


16-летний инженер Данила Елисеев уже забыл, когда последний раз играл с друзьями в футбол, в его графике просто нет на это времени. Школьник создаёт 3D-принтеры — уже 8 моделей — участвует в 6-8 конкурсах в год и готовится поступать на факультет информационных технологий и робототехники в БНТУ.

В интервью Dev.by парень рассказал, как однажды на папиной работе увидел 3D-принтер Ultimaker 2 и решил сделать такой же, но за $200.


​ДАНИЛА ЕЛИСЕЕВ 

Учится в минской гимназии № 6. Папа — инженер, мама — банковский сотрудник.

2017 — начал участвовать в конкурсах, выиграл научно-технический «Таланты XXI века», представил свой проект на встрече с президентом, принял участие в съёмках проекта телеканала ОНТ «Мой бизнес», где его ментором стал Олег Хусаенов.

2018 — представил «Профессиональный 3D принтер D3D-Pro» с двухцветной печатью на Балтийском научно-инженерном конкурсе. Выступил на финале международного конкурса стартап-проектов BIZTECH-2018 в ПВТ. Участвовал во Всемирной неделе предпринимательства.

2019 — готовится к республиканскому конкурсу «Техноинтеллект-2019» в БНТУ и к конкурсу проектов velcom YOUTH.


Данила, ты живёшь вполне себе взрослой жизнью: инженерные разработки, конференции, презентации, заказы. Не хочется ещё немного побыть «в детстве»?
Инженерная составляющая моей жизни нравится мне больше всего. Как будущий инженер я понимаю, что и как нужно адаптировать в том или ином устройстве, чтобы оно работало правильно и безотказно. Конечно, на всё времени не хватает, стараюсь систематизировать свои дела по устоявшейся схеме. Если нужно подготовиться к конкурсу, а времени мало, посещаю только самые важные для меня предметы в школе: математику, физику, информатику. Большинство учителей 6-й гимназии с пониманием относятся к моим пропускам, хотя бывают и исключения. Директор меня поддерживает.

Как всё успеваешь?
Стараюсь начинать подготовку за пару месяцев до начала конкурса. Иногда приходится делать абсолютно новый проект, а иногда перерабатывать то, что у меня уже есть, под положения очередного конкурса. В прошлом году, например, было больше соревнований по бизнесу, в этом — технических. Сейчас готовлюсь к республиканскому конкурсу «ТехноИнтеллект», поэтому много времени провожу в Imaguru — здесь у меня рабочее место.

Зачем тебе вообще эти конкурсы?
Есть три причины: чтобы получить отзывы о моём проекте; узнать, насколько это актуально; познакомиться с такими же ребятами, как я.

Приходится чем-то жертвовать?
У меня есть старые друзья, но я не могу пойти погулять с ними, когда мне хочется, потому что стараюсь больше времени уделять учёбе и работе.

Сейчас твой круг общения — умники и умницы?
Я считаю, что нужно поддерживать отношения не только с теми, кто крутится в твоей сфере, но и с теми, кто в будущем будет потребителем твоих продуктов. У меня 8 моделей 3D-принтеров, некоторые рассчитаны на подростков. Я знаю свою аудиторию, периодически рассказываю ей, как можно 3D-принтер использовать в домашних условиях. Например, сломалась ручка у крана или ножка у компьютерного кресла — 3D-принтер в помощь. Он печатает практически любым пластиком. У меня младший брат постоянно ломает игрушки, и я делаю ему такие же на 3D-принтере.

Когда ты увлёкся этим всем?
С самого детства меня тянуло к этому магнетическому ящику — компьютеру, а также к всевозможным металлическим конструкторам. Я любил разбирать игрушки, было неприятно, когда не мог заставить их снова работать. Потом я пошёл на робототехнику, но через год понял, что это не совсем то. Там всё-таки нужно строить модели из готовых компонентов, а мне больше нравится с нуля собирать устройства.

И я попросил у папы дать мне самому попрограммировать на Arduino. После этого с головой ушёл в радиоэлектронику, начал паять собственные платы. Было интересно, но всё равно это не выглядело как конечное устройство. Были отдельные компоненты, которые не поставишь на полку и не будешь ими любоваться. Никому не понравится, когда на проводах висит дисплей. Через год у папы на работе появился 3D-принтер, и для меня это было что-то космическое, почти как магия: буквально из ничего создаётся реальный объект.

Папа часто брал тебя на работу?
Да, конечно. Иногда засиживались до 3 ночи, охранники нас выгоняли. Я был тогда в 9 классе, видел 3D-принтеры максимум на картинках и даже не подозревал, насколько они клёвые. Когда попробовал устройство в действии, то понял, что это может быть решением моей проблемы: я смогу изготавливать корпуса для своих приборов. Но был сильно разочарован стоимостью — от $1000, а у меня на тот момент было только $200.

И решил сделать такой же, но за $200?
В интернете я наткнулся на сайт 3d-today и заметил, что уже довольно много людей хотят создать свой 3D-принтер. Старшеклассник из нашей гимназии сделал такое же устройство из металлических профилей, оставшихся от школьных парт, — было больше похоже на терминатора. В общем, я загорелся идеей создать свой вариант Ultimaker 2 — как у папы на работе — только из подручных материалов за $200.

Корпус для своего 3D-принтера я напечатал на Ultimaker 2. Отец поддержал мою идею, заказал в интернете детали и микросхемы. Чертежи корпуса я сам нашёл в интернете. На сборку 3D-принтера своими руками ушло всё лето. На первом же уроке информатики я рассказал об устройстве учителю, и она предложила принять участие в конкурсе исследовательских работ.

Есть ли у папы на работе площадка вроде EPAM Garage, где бы ты мог заниматься своим 3D-принтером?
Именно такой площадки нет. Но я бы не сказал, что это проблема, в Минске достаточно подходящих мест. Например, Hackerspace, технологическое пространство MakeIt компании EnCata. С инженерным катализатором EnCata я познакомился, когда участвовал в проекте «Мой бизнес». Главный конструктор компании Алексей Баранов был моим техническим руководителем.

Во время работы над первым устройством у тебя было ТЗ?
Я просто делал всё последовательно. Сперва изучил, как делают другие, а потом пришёл к папе на работу и в программе SolidWorks начертил первый вариант корпуса. Но резать его не стал, попробовал собрал виртуально — выскочило несколько неточностей. В итоге всё переделал, и только с третьего или четвёртого раза получилось, как надо. В общей сумме мне понадобилось полгода, чтобы сделать более и менее нормальный макет. Благо у меня папа — инженер, мог подсказать что-то, если возникали вопросы. У знакомого на станке порезал корпус — всё подошло. В основном компоненты прикручивал по мере того, как они приходили: появилась плата — поставил, прибыли двигатели — установил. Предполагалось, что будем использовать компьютерный блок питания, но потом отказались от этой идеи. Проще было купить специальный прибор, чтобы было меньше проблем при сборке.

Какая «начинка» у принтера?
Основное — это плата собственной разработки и Orange Pi — воспроизвести микрокомпьютер пока нет скилов, да и дешевле заказать у китайцев.

Расскажи про сегодняшнюю линейку из 8 принтеров.
Каждый прибор рассчитан на свою аудиторию: детей, школьников, учреждения образования, профессиональных пользователей. Наш флагман D3D-CUBE — это станция, ЧПУ-станок, гравер в одном корпусе. 3D-Classic — мой самый первый принтер. D3D-Pro с двухцветной печатью — для профессионалов.

Все они — часть одной системы, которой можно управлять с одного устройства — телефона. Команды устройство получает через Telegram-бота. Причём работает система по защищённому протоколу, доступ к ней имеют только те пользователи, которые указаны в настройках.

Выглядит это как улей: есть главный принтер-менеджер, остальные — рабочие. Мы забрасываем задание для всего роя, и принтер-менеджер распределяет работу между участниками сети. Рабочие принтеры «знают», что с ними происходит. Если взять, например, D3D-CUBE, то он настолько автономный, что сам понимает, какая «голова» на нём стоит: лазер, фреза или ручка для рисования.

ПО, которое управляет «роем», ты сам писал?
Да. Низкоуровневое ПО написано на С++, а серверное — на Python. Когда начал собирать свой первый 3D-принтер, пошёл на курсы по С#. Там научился программировать и начал самостоятельно изучать С++. Также я использую опенсорсный код, но модифицировал его для групповой работы принтеров.

Платить другим компаниям за это невыгодно — это всё-таки деньги, которые вкладываются в себестоимость продукта. А у меня цель — создавать максимально доступные 3D-принтеры. Поэтому я стараюсь всё делать сам, чтобы цена устройств оставалась невысокой. Всё рассчитано на то, чтобы, покупая продукт, ты получал бренд — брендированную плату, корпус и пр.

Перечисли главные челенджи.
В начале челендж был в том, чтобы сделать хороший корпус. Он ведь не печатается целиком, его нужно собирать из фанеры, причём так, чтобы все детали подходили друг другу. Но и без ПО ничего работать не будет. В самом первом принтере сложнее всего было именно софт написать. Где-то не крутился мотор, где-то слишком быстро двигался, где-то неправильно. Были моменты, когда он вообще не работал, просто дёргался на месте.

Но сейчас уже всё отработано, я могу выкатывать принтер по щелчку пальцев. Нарисовал, порезал (это буквально пару часов), собрал, загрузил ПО — и готово.

Какие обновления готовишь?
Сейчас пробую перевести принтеры на 32-ух битную электронику (пока на 8-ми битной). Должен снизиться шум и повысится качество печати. Если мы это сделаем, всё должно измениться кардинально: нужно будет переводить платы на другие компоненты, делать новую развилку. Пока что тестируем ПО на сторонних платах, чтобы понять, как оно будет работать на наших принтерах.

Так, а удалось уложиться в $200?
Да. Первый 3D-принтер обошёлся мне именно в эту сумму. Я старался сделать максимально дешёвое устройство, насколько это возможно. Потом уже делал по нарастающей, более сложные и дорогие модели с функциями профессиональных устройств: беспроводное управление, платы собственного производства и пр. Удешевить приборы получается за счёт того, что мы работаем с китайским рынком (берём компоненты напрямую у производителей) и делаем всё сами, не нанимаем никого. В той ценовой категории, в которой сделан мой первый принтер, он является флагманом.

Родители просят обосновать, зачем тебе ещё $50-100?
Что покупать, а что нет, и как это скажется на общем бюджете, решает у нас папа. Обычно он просит объяснить, для чего мне новые компоненты, и, если соглашается со мной, то выделяет средства.

Ты уже зарабатываешь?
Официально я не могу продавать даже 3D-модели, которые печатаю. Максимум — бесплатно раздавать. Но я стараюсь делать так, чтобы мои принтеры приносили практическую пользу. Недавно, например, печатал одному стартапу протез — это позволило понять, насколько хорошо работает устройство. Меня попросили сделать максимально качественно, поэтому модель печаталась полтора дня. Я следил за процессом через мобильный телефон. Принтер автоматически раз в 2 см печати или при появлении ошибки шлёт фото и статус модели. Мой принтер — это не просто машина, которая, если сломалась, будет водить ручкой по воздуху. Нет. Если что-то случилось, он остановит печать, отодвинется в сторону и будет ждать команды.

Какие планы по монетизации хобби?
В будущем планирую зарабатывать с продажи самих принтеров. Хотя всё зависит от того, какие будут инвестиции. Сейчас мы сертифицируем устройство и будем выпускать на заказ поштучно. Либо при наличии инвестора запустим серийное производство. Но, думаю, это будет на базе компании моего папы. Предварительные переговоры провели с компанией West Ost Union, сделали техническую документацию, нашли поставщиков в Китае. Есть юридическая поддержка — чтобы мы могли как компания нормально функционировать.

Ты учился в IT TeenGuru в Imaguru, школе предпринимательства. Эти знания в современном мире релевантнее, чем те, что дают в школе?
IT TeenGuru — это бизнес-академия, где обучают, как строить свой бизнес, как составить маркетинговую стратегию, какие есть типы правового статуса. Мне курс помог понять, каково это — быть бизнесменом, до этого я мыслил только как инженер. После TeenGuru я понял, как правильно представлять проект, чтобы он был интересен бизнес-аудитории, как его монетизировать. Конечно, школу TeenGuru не заменит, но как ещё одна стадия развития — это очень полезно. Даже, если ты не собираешься заниматься бизнесом, эти знания не пропадут даром.

Как вообще относишься к школьному образованию?
В школьной программе очень мало практики. Нам говорят о механике, а как она работает и где применяется — не говорят. Как пружины растягиваются, показывают, а как работает тот же двигатель — нет, хотя это легко продемонстрировать с помощью того же 3D-принтера. Реально — 3D-модели можно распечатать и показывать на уроке химии, демонстрируя, как выглядят элементы (нейтроны, протоны). Выпиливать лобзиком на уроках труда — это, конечно, хорошо, но инновационную сторону труда, я думаю, тоже нужно показывать, используя в работе лазеры, ЧПУ, 3D-принтеры. Элементарная разработка в программе Tinkercad была бы полезна, потому что позволяет развиваться в сторону инженерии, думать по-другому.

Куда планируешь поступать? Рассматриваешь вариант учёбы за границей?
Мой отец закончил факультет информационных технологий и робототехники (ФИТР) в БНТУ. Я тоже хочу поступать на этот факультет. Мне кажутся интересными специальности на стыке инженерии и программирования. В БГУИР тоже есть такие направления, но там выше проходные баллы. У меня с учёбой не всё так хорошо, как может показаться. Я не отличник и не хорошист, скорее середнячок с десяткой по информатике. Сейчас стал учиться получше, но на ЦТ могу не добрать баллы, чтобы поступить в БГУИР.

Сколько твоих одноклассников хочет в ИТ?
У меня класс одних отличников, у четырёх человек средний балл — 10 из 10. Почти все хотят в БГУИР или в БГУ на программистов. Я, конечно, не рассматриваю настолько крутые программистские факультеты как в БГУ или в БГУИРе, хотя на конкурсах меня звали в оба вуза. Мне главное — получить инженерное образование. Многие школьники стремятся в ИТ ради денег, а написать программу или код на Java или на C#, С++ ни разу не пробовали, просто хорошо учатся в школе, чтобы поступить. А вот ребята, с которыми я познакомился на конкурсах, как оказалось, далеко не отличники, у них тоже были проблемы с учёбой, однако все они делали крутые вещи и в итоге поступили, куда хотели.

«Ради денег» — так себе мотивация?
Работа должна нравиться. Многие думают, что инженеры мало получают, но это не так. Есть ведь такие компании, как Encanta, где нужны такие специалисты. Во многих странах инженеры ценятся выше, чем программисты, потому что их меньше. Учиться на программистов идут многие, а на инженеров далеко не все. Сегодня в мире, мне кажется, возрождается интерес к hardware-проектам. Многие страны и фонды уделяют этому тренду значительное внимание, создают условия для роста отрасли. Так что, думаю, я выбрал правильное направление.

У тебя есть компания мечты?
Я бы хотел работать в своей компании, сам на себя. Конечно, стартаперу, как и сапёру, может повезти, а может и нет. В одном случае ты останешься должен кому-то до конца жизни, а в другом наоборот — станешь миллионером. Уж как повезёт.

Текст Диана Васильева
Фото Андрей Давыдчик
Портал dev.by

Разделы сайта